Интервью с доцентом НИУ ВШЭ, Павлом Сергомановым по вопросам расширения образовательной системы цифровыми решениями

Павел Сергоманов: «Цифровые решения помогут расширить образовательную систему»

Хотите получать свежее?

Видео

Какие изменения влечет цифровизация образования, какие вызовы стоят перед классно-урочной системой и каким должен быть идеальный учитель будущего? В этих и других вопросах помог разобраться доцент Высшей школы экономики Павел Сергоманов, с которым побеседовал пресс-секретарь Обрсоюза Владимир Шулов.

Эксперты Обрсоюза провели интервью с доцентом НИУ ВШЭ, Павлом Сергомановым по вопросам расширения образовательной системы цифровыми решениями

Многие говорят, что цифровизация не вошла, а ворвалась в нашу жизнь. Как проникновение цифровых технологий повлияло на детей и на процесс образования?

– Пандемия показала, Zoom – это не замена живого разговора учителей с детьми. Нам казалось, у нас всё хорошо, но как только началось дистанционное обучение, мы обнаружили: нет цифровой дистанционной дидактики, а у учителей нет нужной подготовки. Дети то ли занимаются, то ли нет, и понять это невозможно: ребенок может отключить камеру – и всё. Оказалось, сама техника для обучения не очень подходит.

Мне кажется, перспективно говорить о смешанном обучении. О том, чтобы разумно подбирать технологии и для комфортной учительской работы, и для развития детей.

Недавно Психологический институт РАО проводил исследование: оно показало, что современные подростки не такие, как были в СССР, но говорить о каком-то поколении Z, X или Y с точки зрения именно развития детей не всегда верно. Да, технологии стали другими. Но люди со своими ценностями, установками и убеждениями меняются намного медленнее.

Мы сравнили результаты двух исследований с дистанцией в 30 лет и сделали два основных вывода по психологии подростков. Первое – удлинился подростковый период, дети позже взрослеют. Второе – они стали более избирательны к своему будущему.

То есть они инфантильны, но, в то же время, более прагматичны?

– Нельзя сказать, что они инфантильны. Это я, как подросток, выросший в 70-х годах, могу сказать с моей позиции, что они инфантильны. Но для настоящего времени у них совершенно нормальное и адекватное взросление.

Возвращаясь к вопросу о смешанном образовании: как можно переубедить его противников, какие доводы можно привести в его пользу?

– Нужно давать людям пробовать инструменты, которые реально им помогают. Важно, чтобы они увидели: это действительно удобно.

Вы сказали, что у нас пока нет цифровой дидактики. Когда она появится, как это изменит классно-урочную систему?

– Классно-урочная система никуда не денется, потому что меняют всю систему обучения не цифровые технологии, а люди. Весь этот хайп про цифру как-то слишком преувеличен. Для развития цифровых технологий в образовании (learning management system, система прокторинга, система массовых онлайн-курсов, тестирование, ассистирование, голосовые помощники) нужна мотивация людей приспосабливать их к учебному процессу. Люди должны захотеть применять их и увидеть в этом перспективу. Без этого желания ничего не будет.

Классно-урочная система сделана крепко, надежно, она не исчезнет. Но цифровые решения помогут сделать так, чтобы она давала больше возможностей в ответ на разные потребности детей. Известно, что у нас почти четверть детей имеют пробелы хотя бы по одному аспекту функциональной грамотности, это такой «брак системы». И цифровые решения могут снижать этот «брак».

Например, если медленному ребенку давать больше времени, он освоит материал. А программа классно-урочной системы задает свой темп, и учитель вынужден следовать этому темпу, он мало что может с этим сделать.

Но если расширить эту систему за счет расписания, индивидуализированных решений, специальных плей-листов, которые подбираются под характеристики ребенка, всё это может снизить процент детей, не успевающих за программой.

Сейчас все говорят о клиповом сознании, о том, что у детей изменилось восприятие информации. Нужно ли учителям подстраиваться под эти изменения, менять форму подачи материала, учитывая эти особенности?

– Контент и его формат пришли к нам из рынка, а задача рынка – захватить ваше внимание и продать его кому-то. Так происходит в социальных сетях. Всё это хлынуло в школу, но там не рынок, а образование, и это совсем другая история. Сегодня много противоречивого формата, которого не должно быть в обучении, но он туда проник. И многие стали использовать эти рыночные решения.

Так должен ли учитель быть маркетологом и уметь «продавать» свои знания?

– Учитель как раз должен понимать разницу между форматом донесения контента, который принят на рынке (короткая реклама), и форматом донесения знаний на уроке. Но при этом учителю важно учитывать, что внимание ученика постоянно захвачено его гаджетом, у него мигают оповещения, что отвлекает от урока.

Нашим детям приписывают многозадачность, но, по-моему, это ерунда. Если тебе нужно решить задачку по математике, надо на ней сконцентрироваться. А чтобы у тебя появился навык, нужно решить много таких задач, каждая из которых требует концентрации и отвлечения. Это очень жесткая борьба за внимание.

Вы против гаджетов в классе?

– Я против форматов, которые не соответствуют образовательным задачам. Когда у вас в телефоне множество оповещений, и вы отвлекаетесь на них, получается, что гаджет манипулирует вами. Он захватывает ваше внимание. В то же время, материал, который дают на уроке, проходит мимо, потому что гаджет манипулирует эффективнее. Это серьезный вызов для учителя.

Каким должен быть учитель будущего? Сейчас много говорят о том, что он должен быть, скорее, навигатором, а не давать какие-то новые знания. Зачем давать знания, если все они доступны?

– Насчет навигатора я не согласен – это всего лишь частичный и технический функционал учителя. Он, в первую очередь, персона, личность со своими ценностями и взглядами, и он влияет на детей, особенно в начальной школе. Психологам известно, что учитель начальных классов становится для детей авторитетнее родителей.

Учитель должен заниматься тьюторством, обсуждать с учеником его образовательную и жизненную программы, его цели и условия, при которых он может их достичь. Он также должен мотивировать ребенка на их достижение.

Эксперты Обрсоюза провели интервью с доцентом НИУ ВШЭ, Павлом Сергомановым по вопросам расширения образовательной системы цифровыми решениями

Не происходит ли так, что ученики относятся к школе как к какому-то прикладному инструменту, который должен привести их к желаемой цели? Если они подходят к этому так прагматично, то образование для них – это некий набор услуг?

– Подростки не прагматичны, они универсальны. Они лучше понимают, как устроен этот мир, и приобретают необходимые навыки для жизни в нем. Исследование показало, что они современны и нормально себя ощущают, но относятся более избирательно к своему плану жизни, потому что появилось больше возможностей.

Например, подростки Москвы и Подмосковья стали массово овладевать навыками письменного и разговорного английского, навыками вождения и логистическими навыками в путешествиях. Это массовое явление – подростки считают, что это важно.

Школы отвечают на это по-разному, но, конечно, образование – это никакая не услуга. Потому что «услуга» – это экономический термин, и он совершенно не отражает суть того, что происходит между учителем и ребенком. Образование – это программы, причем программы доверительного характера. То есть вы не знаете в начале, что будет в конце.

Но ведь обучение планируют.

– Да, программируют. Предполагают, что какой-то навык будет освоен. Но что значит – освоить навык? Это значит, что человеку нужно измениться, и круг его возможностей будет шире. Получается, что мы с учеником говорим про его изменения. Один философ сказал: как ни крути, но люди живут по образцам. В этом смысле я приверженец такой идеи, что если учитель сам не развивается, не меняется, не обновляется, не интересуется чем-то новым, то дети тоже этого не делают.

Но как убедить ребенка, что образование – это работа на его изменения? Дети часто воспринимают учебу как неприятные обязательства (говорю это с позиции отца).

– Есть такой профессиональный психологический и педагогический термин: вовлечение. Без вовлеченности в какую-то ситуацию ничего не происходит. Если ребенок говорит «мне это не надо», мы слышим прямой сигнал о том, что он не вовлечен. Но нужно учитывать контекст: если он говорит вам это как папе – это одно. Но у него есть другие отношения с учителями и сверстниками, и в этом контексте он вовлечен в ситуацию.

Конечно, для учителя это трудная задача, порой даже экзистенциально невыносимая: как учить того, кому это не надо? Но это, скорее, единичный случай, а не массовый. И я снимаю шляпу перед учителями, которые могут работать с такой проблемой и решать ее.

Какой должна быть школа будущего? Должна ли она меняться? Куда ей нужно двигаться?

– Школа – это институт, который учит справляться со сложностями, и, конечно, он должен меняться. Потому что мир усложняется, дифференцируется, возникают новые, невиданные ранее угрозы и вызовы. Школа должна отвечать на них, чтобы помогать детям адаптироваться в этом мире.

Эта задача растворена во всей образовательной программе, включая дополнительное образование, занятия в семье, чтение книг и так далее.  На это работают и симуляторы, и компьютерные игры, которые дают ребенку неожиданные ситуации, большие данные и искусственный интеллект.

Профессионалы управленцы сейчас обсуждают, как в школу могут проникнуть эти большие вызовы, стоящие перед человечеством. Эти вызовы действительно есть, и они отрефлексированы людьми. Школа не должна быть забетонирована и изолирована от них, она должна быть разумно проницаема, чтобы дети могли учиться с пользой для всей жизни, а не внутри этого замкнутого мирка.

Вы упомянули компьютерные игры. Родительский вопрос: надо ли играть в них с детьми?

– Если это умная компьютерная игра, она имеет большую ценность. Кстати, у нас появилась целая трудовая сфера – киберспорт, с большими заработками, экономикой и миллионами зрителей. Теперь игра может привести и туда.

Когда появилась игра Heroes of Might and Magic, я изучал с детьми ее конструкцию: программисты, архитекторы игры закладывают туда свои решения, в том числе сценарные. На примере этой игры я объяснял детям, что такое стратегия, что такое тактика и чем они отличаются. Эти знания можно перенести из игры и на другие сферы жизни. Так же, как, например, из баскетбола: в данной спортивной игре тоже есть тактические и стратегические элементы, отношения разных игроков и так далее. Эти навыки дают ребенку возможность быть способнее и лучше понимать, как устроен мир.

Напомним, что Обрсоюз проводит мониторинг цифровой трансформации образовательных организаций и занимается разработкой модели интеграции цифровых технологий в их работу.

Участники Обрсоюза предлагают различные IT-решения и проекты в сфере образования, в их числе – бесплатный онлайн курс для педагогов по дистанционному обучению.

Из курса можно узнать, как пользоваться дистанционными форматами и создавать образовательный контент, а также ознакомиться с лучшими бесплатными ресурсами, которые можно использовать для работы со студентами и школьниками.

Читайте ещё

Задавайте ваш вопрос экспертам Обрсоюза в социальных сетях:

Вконтакте, Facebook, Instagram или Одноклассниках. Наши эксперты ответят на ваши вопросы, и мы опубликуем комментарии и полезные советы здесь и в рассылке.

Поделиться

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Мы Вконтакте

Пишете интересно на тему образования?

Присылайте материал, получайте оплату

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх